Свин на подворье

Пошел кормить свинью Иван в сараюху, так по сию пору не вернулся. Куда пропал?

В тот давнишний весенний вечер, не дождавшись к ужину своего суженого, жена Любаша пошла по протоптанной стежке – дорожке на его поиски. «Ваня, ты где?» — позвала.

Не нашла Ваню она в сарае. А потом глядь, а доски в задней стенке-то не на месте. Что бы это значило? Сдвинула одну, другую в сторонку – в щель и пролезла кое-как. Отдышалась и дальше по протоптанной стежке – дорожке, к деревянному забору. А его-то только прислонил к столбику Ванюша.

Без намеков – кивоков поняла Любаша к кому Ваня наведывался вечерами на вареники…

…соседский Жучок, свернувшись калачиком, сладко дремал на будке. Смело шагнула Любаша в сени, а из них да в чужую спаленку.

Отдирал любезных соседушек Ваня сколько сил хватило. Когда обе вконец измочалились и упали на пуховые подушки, то так заплакали – зарыдали, что и Жучок на будке заскулил…

Ничего нового с сотворения мира не придумала Любаша. Вконец убитая горем, в тот окаянный день, решила рассчитаться одним махом с… Ване. Нашла в буфете пузатую бутыль с уксусом и залила им ужаленную змеем подколодным чистую, непорочную душу. А потом как выпрыгнула из хаты да по Кооперации, за бегом. А за нею вприпрыжку кума Зинка, вопит: «Рятуйтэ…». Словом, увезла Любашу «скорая» на казенный кош.

Две недели отходила она от горя. Пришла проведать ее в больничную палату кума Зина.

-Загоялась болячка? – спрашивает.

-Моя не заживет никогда! – и всплакнула Любаша.

Говорили, Ваня, поселившись у соседки Сони, построил на ее подворье новый деревянный сарай, завел поросенка. А через полгода нашла Соня своего Ваню у Любашиной кумы – Зинки: ушел, не чиста ганчирка, покормить свинью и кК в воду канул. Тем же путем, да в чужую спаленку забрался.

Наученная чужим горьким опытом, Зина напрочь отказалась от Ваниной затеи построить сарай и завести животину на ее подворье.

-Свое порося ны хуже купованного, — говорила она при встрече дальней родственнице.

Та намек, конечно, поняла. А Зина, вся такая умудренная, с усталостью в голосе шепнула. – Як е, так убыла, а як ныма, так купыла б…

-Ты о мужиках? Так оно и есть, Зина. – И обе, повеселевшие, направились в мясной ряд.


Читайте другие материалы рубрики: Литстраница