В отдел полиции поступила информация о том, что некий Николай С.  хранит у себя дома наркотическое вещество (марихуану) для личного потребления и  пытается найти покупателя, поскольку масса  довольно внушительная – более полукилограмма.

Полицейские установили за домом и его хозяином негласное наблюдение. И  нашли потенциального «покупателя», кстати, знакомого Николая —  Гришу. Встретившись,  мужчины долго беседовали на разные темы, в том числе и  о нелёгкой жизни. При этом Николай заметил, что у него есть способ,  как сделать жизнь «краше». Григорий пояснил  приятелю, что, возможно, приобретёт у него марихуану, предварительно позвонив. На что Николай посетовал, дескать, телефона-то у него нет.

И предложил Григорию прийти за товаром к нему домой. Ударив по рукам, «товарищи» попрощались с тем, чтобы встретиться вечером.

Полицейские вместе с «покупателем» прибыли по названному Николаем адресу и произвели контрольную закупку. Ни много ни мало – около 300 граммов. После представили  хозяину дома ордер на обыск и предложили добровольно отдать добытое преступным путём. Николай согласился с последним предложением и сообщил, что марихуану хранит в пластиковых бутылках в огороде.

На вопрос следователей о том, где взял, пояснил: собирал дикорастущую коноплю на территории одного из бывших сельхозпредприятий района. Высушив, прятал наркотик сначала  в лесополосе, а впоследствии перевёз домой для личного пользования, но никак не для продажи. И если бы не жалобы «друга» на тяжёлую жизнь, никогда бы не предложил ему  «товар».

В судебном заседании наркоман со стажем  признал полностью вину в части незаконного приобретения и хранения, не согласился лишь  с обвинением – сбыт, полагая, что его-то как раз и не было. Марихуану  он передал «товарищу» безвозмездно.

Но суд критически отнёсся к этим показаниям, доводы виновного в непричастности к сбыту наркотических средств признал неубедительными и расценил их  способом самозащиты с целью избежать ответственности или смягчить её.  Путём частичного сложения наказаний окончательно назначил Николаю С. четырнадцать лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Вердикт суровый, но суд считает, что исправление и перевоспитание его невозможно без изоляции от общества.


Читайте другие материалы рубрики: Общество